Когда я вырасту. Как стать смелым и красивым мужчиной? История из жизниВнешность обманчива. Можно ли надеяться, что высокий и плечистый мужчина обязательно окажется смелым и отважным? И стоит ли верить в то, что паренек ростом всего ничего, будет трусом? Все так неоднозначно.

Вытирая разбитый в кровь нос, пятилетний Сашка сердито кричал:

— Когда я вырасту, я буду высоким, красивым и смелым мужчиной!

Он поднялся после очередного толчка самого сильного мальчика в детском саду — не по годам крупного Артемки, обожающего хвастаться своей силой.

— Ты сначала вырасти! — злорадно хихикал тот. —

Смелый мальчуган

— Кто тебя так? — сочувственно спрашивала мама, вытирая кровь с Сашкиного лица.

— Никто. Сам упал, — вырываясь из ее заботливых рук, бурчал мальчишка, — Споткнулся и упал!

Недоверчиво покачивая головой, Анна Петровна смотрела на сына. Она знала, что имя обидчика так и останется в тайне — таков уж ее сын.

— Когда я вырасту, я буду высоким, красивым и смелым мужчиной! — бормотал Сашка, больно приземляясь в прыжке ровно посередине гимнастического «коня», через который легко перелетали его более рослые одноклассники. Под сочувственные взгляды девчонок и затаенные усмешки ребят он неловко сползал на пол.

Девчонки Сашку любили. Единственный из мальчишек, он пропускал их вперед, никогда не обзывался и всегда приходил на помощь. Правда, толку от маломощного пацана было мало. И зачастую, вступившись за одноклассницу, Сашка был нещадно бит ее обидчиками.

Но несмотря на небольшой рост была в нем какая-то глубокая внутренняя сила, заставляющая его снова и снова бросаться на помощь слабому, невзирая на опасность.

— Когда я вырасту, я буду высоким, красивым и смелым мужчиной! — как заклинание шептал Сашка, отрабатывая приемы кунг-фу в секции, куда привел его отец после очередной битвы за справедливость. Битва, как обычно, закончилась разбитым носом и синяками.

Сначала тренер не хотел брать к себе Сашку: уж слишком низкорослым и щуплым он был для своего возраста. Но потом, внимательно посмотрев на забавно насупившегося мальчугана, неожиданно для самого себя поинтересовался:

— А зачем тебе кунг-фу? Хочешь побить всех своих обидчиков?

Сашка удивленно ответил:

— Зачем? Я хочу слабых защищать!

Услышав это, тренер, высокий здоровяк, весело расхохотался.

— Ну и ну! Сколько лет работаю, а такой ответ слышу впервые! Давай, уж, проходи, защитничек! Посмотрим, на что ты способен.

Сашка оказался способным на многое. Его потрясающая реакция и редкое для столь юного возраста хладнокровие в бою вкупе с безоглядной смелостью за короткое время позволили ему стать одним из лучших бойцов. Тренер только удивлялся, глядя на то, как под градом ударов новичка теряются самые опытные ребята в группе.

Малыш заставил себя уважать сразу и безоговорочно. Особенно ребята ценили Сашку за то, что он никогда не добивал уже поверженного противника и всегда протягивал руку, помогая встать сразу, как противник признает свое поражение вслух.

— Когда я вырасту, я буду высоким, красивым и смелым мужчиной! — бормотал Саша, провожая тоскливым взглядом самую очаровательную девочку класса с неземным именем Элла, свою первую и, увы, безответную любовь. Она предпочла ему высокого красавчика Ростка из параллельного десятого класса, с обидной откровенностью объяснив свой выбор:

— Ты очень хороший парень, Саша, но такой маленький. Пойми, мы будем смешно выглядеть вместе!

«Птенец»

После школы Сашка поступил в институт, но уже с первого курса ушел добровольцем в армию. Шла вторая чеченская война. На уговоры отца одуматься и слезы матери, умоляющей ее пожалеть, он мрачно отвечал:

— Там умирают мои одногодки. Вчера по телевизору показали снятую самими палачами казнь молодого солдата. Я видел его полные муки глаза, слышал, как ржали отморозки, издеваясь над беззащитным и чувствуя свою полную безнаказанность. Пацан из какой-то глухой деревни, рос в детдоме. Оттуда сразу ушел в армию. Он ведь и не жил совсем!

И, помолчав, жестко добавил:

— Их надо остановить, понимаете? Иначе они приползут сюда, как змеи, чтобы жалить и убивать уже здесь. Их надо остановить, пока не стало слишком поздно.

Полгода спустя в составе разведроты он впервые ступил на чеченскую землю. Одетые в камуфляж разведчики с наступлением ночи уходили с территории военной базы на несколько суток, собирая и передавая данные о местонахождении противника. Сашка, входивший в расчет старшего лейтенанта Перова, получил кличку Птенец, поскольку был в группе самым младшим.

Свое девятнадцатилетие он встречал в горном ущелье, отслеживая продвижение группы боевиков и отчаянно ругая качество отечественного камуфляжа. Форма сильно подсела после бесконечных дождей; стала ему коротковатой, и он намеревался обменять ее сразу по возвращении на базу.

По оперативным данным где-то в этих местах находилась банда Рустама Хамзатова. Отряд наемников, движущийся к Дагестанской границе, Сашкина диверсионная группа обнаружила через два часа и, передав его координаты по рации командиру роты, стала ждать ракетно-бомбового удара.

СУ-25 прилетели через полчаса, потом высоту обработали «вертушки». Бандитская группировка была уничтожена почти полностью, но сам Хамзатов, обладающий нюхом шакала, с группой своих приспешников успел уйти в горы.

Перов принял решение остановить бандитов своими силами, не дожидаясь подхода мотострелков. Боевиков можно было атаковать сразу, но старший лейтенант решил подождать, пока те наткнутся на недавний завал, который станет для них ловушкой. Старлет хотел сберечь своих ребят, потому что силы были слишком не равны.

Лейтенант не учел лишь одного — звериной хитрости Хамзатова. Когда по карабкающимся наверх по завалу боевикам заработали автоматы расчета, позади десантников вдруг глухо затявкал многозарядный «Глок» бандита, посланного Рустамом для подстраховки.

Глухо вскрикнул раненный в спину Перов. Захрипев, ткнулся лицом в рыжую чеченскую землю радист расчета Славик. И тогда, мгновенно сориентировавшись, Сашка принял единственно возможное для себя решение. Поднявшись во весь рост, он бросился прямо на врага, поливая его свинцовым дождем и прикрывая ребят своим телом.

Захлебнувшись, пистолет, наконец, смолк, успев последней очередью прошить тело Птенца по диагонали.

Лучик света

Очнулся Сашка от яркого света, бьющего ему прямо в глаза. Поморщившись, он попробовал отвернуться и застонал от резкой боли во всем теле.

— Тише, родненький, тише! Не так быстро! Мы же тебя по кусочкам собирали, шустрый ты наш! — пропел приятный девичий голосок над ухом и тут же крикнул кому-то:

— Иван Петрович, скорее! Белоярцев пришел в себя!

То, что произошло дальше, Сашка помнил смутно. Куча народу в белых халатах, радостные восклицания, осторожные похлопывания по плечу, боль в руке от поставленной капельницы. И над всем этим — два огромных, серых, широко распахнутых глаза молоденькой медсестры, чей голос он услышал первым после трех недель забытья.

Вскоре Саша научился узнавать ее, даже не открывая глаз. По легкому, только ей одной присущему запаху свежести, по звуку шагов, нежному голосу. И имя — светлое и чистое — Маринка, тоже не могло принадлежать никому другому, кроме нее.

Сашка не сразу понял, что влюбился. А когда понял, то испугался. Куда ему, с его-то-метром шестьюдесятью восемью и прозаической внешностью претендовать на сердце красавицы, к ногам которой готовы были пасть не только лежачие и ходячие раненые госпиталя, но и большая часть неженатой ординатуры мужского пола!

Даже то, что девушка оказывала ему явное предпочтение, то и дело подходя, чтобы поправить подушку или сбившееся одеяло, спросить, не нужно ли чего-нибудь, никак не поднимало его настроения.

Неожиданное открытие

И он загрустил. Грустил Сашка самозабвенно, со вкусом, тихонько повторяя свое детское заклинание:

-Когда я вырасту.

Как-то раз Маринка подошла так неслышно, что он не заметил ее присутствия. Девушка, постояв несколько минут, удивленно спросила:

— Ты что, стихи пишешь?

Сашка поперхнулся и, промычав что-то невразумительное, попытался сделать вид, что спит. Девушка хихикнула:

— Не притворяйся, пожалуйста! Главврач дал мне задание срочно привести в парадный вид раненого, совершившего подвиг! Очень важная комиссия скоро явится вручать тебе Звезду Героя России!

От неожиданности Сашка открыл глаза и совсем близко увидел лукавую улыбку Марины. Потом ее сменила озабоченность.

— Вот только во что тебя обрядить. — задумчиво проговорила она, — На твой рост и халата приличного сейчас не найдешь.

Сашка вспыхнул.

— Хочешь сказать, на такого коротышку у вас ничего нет? — сдавленным голосом произнес он.

Маринка звонко расхохоталась.

— Хорош коротышка! Без малого метр восемьдесят!

— Да что ты такое говоришь? — смущенно пробормотал он, — Во мне всего метр шестьдесят восемь.

— Хватит шутить, Саш! Я еще в первый день, когда тебя доставили, прикинула, что в тебе около метра восьмидесяти. Нам же раненым одежду быстро нужно подбирать, вот и наловчились определять рост «на глазок». Я еще тогда удивилась, почему тебе форму не по росту выдали.

— А я-то думал, что она от дождей села — ошеломленно пробормотал себе под нос Сашка и вдруг, резко поднявшись в постели, скомандовал:

— Пойдем-ка в процедурный!

— Тебе вставать нельзя! — всполошилась Маринка, уцепившись за его плечо.

— Я очень тебя прошу! — произнес он, умоляюще заглядывая ей в глаза. — На одну минутку, пожалуйста! Ты меня просто подстрахуй, я сам дойду!

И когда на глазах у изумленной девушки он, шлепнув себя по макушке планкой, зафиксировал рост на отметке 1 метр 79 сантиметров, его словно прорвало.

— Мариночка, милая! — растерянно улыбаясь, пробормотал он, — Как же я тебя люблю, если бы ты только знала!

И, глядя в ее засиявшие глаза, повторил:

— Люблю, и давно! Только боялся, что недостаточно хорош для тебя!

— Какой же ты глупый! — смахнув слезы радости, девушка шагнула к нему и, прижавшись к груди, смущенно добавила:

— Ты что, так до сих пор ничего и не понял? Да я, как только тебя раненого впервые увидела, так больше ни о ком другом и думать не могла! Ты так и не понял, что я тебя люблю?

Минутой позже, нежно баюкая Маринку в своих объятиях, Сашка, счастливо улыбаясь, прошептал ей на ухо:

— Знаешь, маленьким я обещал себе: когда вырасту, стану высоким, красивым и смелым мужчиной. Высоким и смелым стал, а вот красивым.

На секунду приподняв голову, Марина ласково произнесла:

— Сашенька, для меня ты всегда будешь самым красивым!

Комментарии запрещены.

Навигация по записям